ИНТЕРЕСНОЕ
Загрузка...
 

Опрос

Какой актер лучше?


 
 

НЕМЕЦКИЕ УЧЕНЫЕ СЧИТАЮТ

НЕМЕЦКИЕ УЧЕНЫЕ СЧИТАЮТ...
вот что рассказали ученые из ГДР В. 'Гибель и Т. Шрами.
Рак наложил на человечество высокую контрибуцию. Если сто лет назад от рака умирал каждый тридцатый, а в 1920 году — пятнадцатый, то'ныне злокачественные опухоли уносят из жизни каждого пятого жителя нашей
планеты. 'После сердечнососудистых заболеваний рак самая частая причина смерти.

Эти страшные цифры пытаются объяснить объективными причинами: ростом населения земного шара, увеличением продолжительности жизни, наконец, совершенством диагностических методов. Остается, однако, фактом, что, например, рак легких получил катастрофическое распространение в ряде стран.
...В организме человека ежеминутно умирают три миллиарда клеток. Часть из них восстанавливается вновь. Организм знает, в каком объеме должно проходить это обновление. Клетки, образующие отдельные органы, сами способны регулировать свое развитие.
Раковые клетки, напротив, размножаются бесконтрольно. Их закон — анархия. Такое беспорядочное развитие ведет к новообразованиям ткани и разрушению как пораженных, так и близлежащих органов.
Попадая в кровеносные и лимфатические сосуды, клетки раковой опухоли транспортируются к другим частям тела, где образуют новые «дочерние» опухоли, или метастазы. Если здоровые клетки перерождаются в раковые, то этот процесс становится необратимым. Поэтому возможность самопроизвольного исцеления от рака абсолютно исключена.
Рак не заразен. Рак вообще не болезнь в привычном понимании этого слова. Злокачественные перерождения клеток вызываются многочисленными экзогенными (внешними) раздражителями. Большое число субстанций, способствующих возникновению раковых опухолей, известно уже сегодня. К самой значительной канцерогенной группе (канцер — полатыни рак) относятся примерно 200 соединений ароматических углеводородов, среди которых особенно широко распространен 3,4бензпирен. Неистощимым
источником этого вещества служат отработанные газы заводов! и фабрик домашних кухонных плит, автомобилей, локомотивов, самолетов. Оно возникает каждый раз, когда тем/те^ ратура горения органических веыестз (дерева, угля, нефти, табака) при недостатке кислорода достигает 700 градусов по Цельсию.
На примере ГДР, где число заболеваний раком легких неизменно возрастает, отчетливо видно^ в какой тесной связи с образом жизни современного человека и окружающей его средой находится эта форма злокачественной опухоли. Загрязнение биосферы и курение — вот основные причины недуга. Главным доказательством вины ароматических углеводородов служит тот факт, что рак легких значительно чаще поражает жителей индустриальных районов и больших городов, насыщенных промышленными предприятиями и транспортом.
Но самым страшным злом являете? курение. Особенно вредны сигареты. Согласно обширным статистическим данным смертность от рака легких у курящих до 10 сигарет в день в пять раз выше, чем у некурящих, а у завзятых курильщиков — в 24 раза.
Многолетние наблюдения и эксперименты показали, что образованию раковых опухолей способствуют не только синтетические вещества, но и некоторые растения. В 1960 году в Англии от неизвестного заболевания погибло несколько тысяч индеек. Впоследствии установили, что мука из земляных орехов, служившая кормом для птиц, была заражена грибковой плесенью. Эти ядовитые грибки выделяли одно из сильнейших канцерогенных веществ, вызывающих злокачественные опухоли.
Таким образом, человек, сталкиваясь с окружающей его средой, подвергается самым неожиданным опасностям.
Бретонский крестьянин, проснувшись в холодное зимнее утро, любит согреться стаканчиком кальвадоса. На острове Кюрасао круглый год светит солнце. Однако, несмотря на жару, местные жители едят «фунчи» (национальное блюдо из маиса) в кипящем виде.
Бретонцы и островитяне живут в совершенно различных климатических условиях. Тем не менее их объединяет одна печальная черта: высокий
процент заболевания раком пищевода. Б этом отношении с ними могут «соперничать» лишь жители острова Ямайки. Причину установить нетрудно: систематическое раздражение пищевода кальвадосом и джином (ямайцы сами варят этот крепкий напиток), а также горячей пищей.
Любопытен и следующий пример, объяснить который современная наука пока не в состоянии. Известно, что рак желудка в Европе встречается чаще, чем в США. Европейцы, эмигрирующие в США, подвержены этому недугу в той же степени, что и на родине. Но их дети страдают этим заболеванием уже реже, а внуки — наравне с коренными американцами.
Рак ставит перед учеными много неожиданных вопросов. На некоторые из них мы можем ответить уже сегодня, другие ждут своего разрешения.
Предупреждение раковых заболеваний тесно связано с их ранним распознаванием. Современная наука еще не располагает универсальными методами диагностики рака. Обычное медицинское обследование не может с полной гарантией ответить на вопрос, есть ли в организме человека раковые изменения. Поэтому наряду
с обязательной ежегодной рентгеноскопией грудной клетки нужно ввести и обязательное гинекологическое обследование женщин.
Следует помнить, что борьба с раком эффективна лишь на ранней стадии заболевания, и поэтому при малейших болезненных явлениях необходимо сразу же обратиться к врачу.
Предупреждение рака легких тесно связано с борьбой против курения. Даже самый лучший фильтр не защищает легкие курильщика от канцерогенных веществ и никотина. Следует категорически запретить курение на рабочих местах, совещаниях и собраниях.
Одна из важнейших задач — очищение окружающей нас среды. (Наши экономические возможности в этом отношении значительно выше, чем фактически принимаемые меры. Пыле и дымоулавливающие установки, уменьшение выброса отработанных газов путем соответствующих конструктивных изменений моторов и транспортных средств — все это по плечу современной технике.
Необходимо также внимательно следить за доброкачественностью продуктов, особенно в сфере общественного питания. Продукты, зараженные грибковой плесенью, подлежат немедленному уничтожению.
Рак может быть побежден лишь общими усилиями всего человечества.

Загадка онкологии
Вот что рассказал академик АМН ССОР Л. Ш а б а д.
Давно замечено, что работники некоторых профессий особенно часто заболевают так называемым профессиональным раком. Например, в Англии у трубочистов постоянное загрязнение сажей и смолой часто вызывало рак кожи, у немецких и швейцарских работников некоторых анилинокрасочных производств наблюдался рак мочевого пузыря и так далее. Эти факты заставили предположить связь между возникновением злокачественных опухолей и длительным действием некоторых химических веществ.
В настоящее время известно уже значительное количество веществ, относящихся к разным классам химических соединений, способных вызывать рак. Они получили название канцерогенных. При введении этих веществ можно вызывать и изучать на лабораторных животных любые опухоли.
Среди причин рака важны не только внешние канцерогенные вещества, но и внутренние, которые могут образоваться в организме. Уже 35 лет назад мы впервые показали, что они могут находиться в теле человека: экстракты из тканей умерших от рака вызывали опухоли у мышей. Ряд английских, а затем американских авторов показал, что эндогенные кан
церогенные вещества могут возникать и при некоторых нарушениях белкового обмена.
Сведения о канцерогенных веществах ставят на очередь проблему профилактики рака. Действительно, в тех случаях, когда удается установить вредность производственной обстановки, которая может повести к заболеванию, можно ее устранить или хотя бы уменьшить ее воздействие.
Мы много занимались изучением канцерогенного действия различных смол, нефтепродуктов и минеральных масел и в ряде случаев установили значительные различия их, что позволило изъять из употребления или заменить наиболее вредные.
Жизнь лабораторных мышей и крыс намного короче жизни человека, опухоли возникают у них значительно скорее, чем у людей. Поэтому результаты опытов могут действительно представить основу для разработки мер профилактики рака и у человека. В ряде случаев не требуется полного прекращения контакта человека с канцерогенной вредностью, а лишь уменьшение ее, так как канцерогенный эффект целиком зависит от дозы. Таким образом, профилактика рака, вызываемого производственными вредностями, возможна.
Наблюдения показали, что злокачественная опухоль никогда не возникает сразу, вдруг, а что она всегда является лишь конечным звеном длинной цепи определенных изменений, которые называют предопухолевыми или предраковыми. В результате исследований мы пришли к убеждению, что каждый рак имеет свой «предрак», но что далеко не всякий «предрак» переходит в рак.
Канцерогенные вредности, встречающиеся в промышленности, могут перерасти в бытовые, коммунальные.

Так, например, выбросы предприятий коксохимической или нефтеперерабатывающей промышленности, содержащие канцерогенные углеводороды, загрязняют воздух, а со сточными водами — водоемы.
Загрязнение атмосферного воздуха нарастает во всем мире особенно в больших городах и вызывает всеобщую тревогу. Однако до сих пор обращалось сравнительно мало внимания на то, что в загрязнениях воздуха имеются канцерогенные вещества, они оседают на почву и в воду. 6 1959 году нами были опубликованы первые сведения о том, что в почве большого города можно обнаружить канцерогенный углеводород бензпирен. В дальнейшем это было подтверждено и работами зарубежных авторов. Оказалось, что на территории нефтеперерабатывающего предприятия почва загрязнена канцерогенным веществом в 500 раз больше, чем в других районах.
Изучение проб воды, донных отложений, водорослей, рыб из различных водоемов показало, что и в них можно обнаружить загрязнение канцерогенными углеводородами.
Какова же судьба канцерогенных веществ в почве и водоемах?
Наблюдения показали перераспределение канцерогенных углеводородов в почве. Они как бы фильтруются и переходят из верхних слоев в нижние, доходя до грунтовых вод. Могут переходить в растения. 8 водоемах также происходит миграция изучаемых веществ. Они могут накапливаться в донных отложениях и переходить в организм рыб. Так вырисовывается круговорот канцерогенных веществ в окружающей человека среде. Они могут попасть в воду, в растения и таким образом в корма сельскохозяйственных животных, а через послед
них и непосредственно в пищу человека.
И все же дело обстоит не так трагично, как это могло бы показаться на первый взгляд. Мы обнаружили ряд механизмов, способствующих уменьшению количества канцерогенных веществ.
Главным фактором * в разрушении канцерогенных веществ в почве и в воде является жизнедеятельность микроорганизмов. Нам удалось выделить из почвы, сильно загрязненной бензпиреном, штаммы бактерий, которые разрушают это вещество. Оно может разрушаться и собственной микрофлорой почвы. За несколько дней количество канцерогенного вещества может снизиться на 50— 80 процентов.
Парадоксы медицины
Вот что рассказал действительный член Академии медицинских наук Украины 3. Янушкевичу с.
Научнотехническая революция преображает и внешний облик медицинских учреждений — со временем они все больше будут походить на научные лаборатории, насыщенные самой разнообразной аппаратурой, — и во многом облик самой профессии врача. Нынешнему врачу приходится все больше полагаться на точные знания о человеке, которые он добывает с помощью многочисленных средств современной техники. С каждым шагом науки отступает приблизительность тех или иных представлений, заменяясь все более точной картиной. И этот могучий процесс превращения медицины в науку точную сулит нам в будущем неограниченную власть управления человеческим организмом, а значит, небывалые возможности исцеления.
Но на этом пути развития современной медицины возникают и новые проблемы, и новые трудности для врача, которых не было раньше. Можно смело сказать, что это проблемы, порожденные именно научнотехнической революцией, своеобразные парадоксы развития медицины. Возникновение их естественно, и надо лишь вовремя увидеть эти парадоксы, чтобы успешнее их преодолеть.
Парадокс первый. Больной обращается к врачу с целым набором жалоб. Что с человеком? Если раньше, послушав и осмотрев его, врач довольно скоро мог сделать тот или иной вывод (степень приблизительности его в расчет не принималась), то сегодня действия разворачиваются иначе. Врач проводит ряд необходимых исследований, затем направляет больного к нескольким другим, более узким специалистам, которые, в свою очередь, назначают серии новых исследований. На больного работает подчас самая совершенная аппаратура, в кабинет к его лечащему врачу стекается бесчисленное множество результатов исследований. Процесс постановки диагноза длится неделями и месяцами, но как часто ясности все же не наступает ни для врача, ни для больного. Итак, максимум данных дает минимум информации. В чем тут дело?
Многие столетия в лечении одних
болезней рекомендовалось сперва ставить клистиры, затем пускать кровь и назначать слабительные, в других — начинать со слабительного, затем делать кровопускание и кончать клистирами. Это, конечно, не могло много помочь, но полностью соответствовало понятиям схоластической гуморальной медицины, споры возникали только по поводу частностей. Затем наступили некоторые изменения, но еще долго было сравнительно тихо и спокойно.
Сегодня такое спокойствие исчезло без следа. Развитие медицины вширь и вглубь привело к накоплению громадного количества фактов. Если в начале XIX века было известно менее тысячи болезней, то сегодня мы знаем десятки тысяч заболеваний, сотни тысяч симптомов. (Причем объем научных исследований удваивается каждые шестьвосемь лет.) Чтобы учесть такой колоссальный объем информации, врачевание раздробилось на десятки узких специальностей. Такова объективная основа возникших трудностей. И сейчас совершенно ясно, что в дальнейшем развитии медицины максимальных результатов следует ожидать не столько от дальнейшей дифференциации знаний, сколько от широкой их интеграции — объединения. Но прежде чем говорить о путях такой интеграции, позволим себе задать вопрос, всегда ли нужно такое огромное количество исследований.
Далеко не вс. егда. Например, у всех приезжающих в санатории зачемто исследуют кровь на содержание в ней белка и холестерина. А ведь такие одноразовые исследования ни о чем не говорят. Только сопоставляя их с картиной, которая наблюдалась год, три года, пять лет назад, анализируя динамику, можно судить о процессах, происходящих в организме. Нередкоодноразовые исследования дают и совсем ложную информацию. Так, например, у одного моего больного артериальное давление неизменно повышается, как только приступают к его измерению. Л как часто электрокардиограмма отражает лишь взволнованность пациента!
Вот почему вызывает опасение тот своеобразный бюрократизм, который распространяется среди части практических врачей: они слишком верят бумажке, фетишизируя результаты анализов. Боюсь, что они уподобляются при этом одному клерку из гостиницы, в которой мне пришлось жить в зарубежной поездке. Десятилетия работая с арифмометром, он забыл... таблицу умножения. Это обнаружилось, как только клавиша в машине «заела», и мне пришлось выручать растерявшегося клерка и самому подсчитывать свою плату. Эпизод этот показался мне весьма символичным.
Доверяя могучей технике, мы не должны забывать азы нашей науки — науки врачевания. Ведь самая сложная и совершенная техника только дополняет анализирующий и интегрирующий ум врача.
Кстати, пока необходимо учитывать и то, что техника может быть и не столь совершенной, а потому результаты анализов могут быть ошибочными. (В биохимической лаборатории, например, не калиброваны аппараты, нет стандартизированной подготовки реактивов. Л кто гарантирован от того, что лаборантка попросту не перепутала фамилии? И очень остро стоит сегодня вопрос о широком внедрении у нас в стране автоматизированных биохимических лабораторий, которые имеются за рубежом. (Их производительность — триста анализов в час. Такая лаборатория может обслу
живать несколько больниц, целый город, заменив сотни врачей и лаборантов. При этом полностью исключается возможность какихлибо случайных ошибок.) А пока что лабораторная служба • пожирает около 30 процентов бюджета клиник, при этом эффективность ее для лечебного процесса чрезвычайно мала.
Есть и еще один, пожалуй, самый перспективный путь разрешения парадокса. Он в использовании электронновычислительной техники. С помощью ЭВМ врач может получать максимум информации о больном при минимуме анализов.
Скажем, надо объективно оценить степень кровоснабжения сердечной мышцы у больного стенокардией. Единственный действительно объективный способ — ввести контрастное вещество в сосуды сердца — так называемая селективная коронарография. Но это очень сложный и небезопасный для больного способ. Массово его применять нельзя. Как же быть, если жалобы больного лишь в 80 процентах случаев дают правильное представление о скрытых процессах, электрокардиограмма — в 77 процентах? Но если мы с помощью разработанных алгоритмов сопоставим на ЭВМ и анамнез, и электрокардиограмму, и результат несложного биохимического анализа крови на содержание в ней липопротеидов, то получим правильный ответ уже в 97 процентах случаев. При этом отпадет необходимость сложной и опасной диагностической манипуляции.
ЭВМ поможет избежать и бесконечных повторных исследований, которые приходится переносить больному, переходя из больницы в больницу, переезжая из города в город. Их не придется производить заново, если данные о каждом больном можно будет по мере необходимости И1" »пен л г и из памяти ЭВМ, служащей своеобразным медицинским архивом города, республики и всей страны я целом.
Как видите, наш технический век, выдвигав перед врачом новые трудности, дает и ключи к их преодолению.
Сложность современных знаний о человеке можно представить себе в виде сетки, заполнившей многомерное пространство. На каждом уровне горизонтальной дифференциации знаний — терапия, хирургия и т. д. — и на каждой ступени вертикальной — клетка, орган, человеческий организм, коллектив людей, системы коллекти
BOB — появились интегративные точки пересечения самых различных наук. В таком тесно переплетенном многомерном пространстве необходимо двигаться с особенной осторожностью и осмотрительностью. Ведь стремясь внести изменения в одно звено, можно задеть так или иначе другие. И тут возникает второй парадокс: возмож
ности лечить все возрастают, но вместе с ними растет и опасность причинить невольный вред организму.
Мы живем поистине в век лекарств — *мировая фармацевтическая промышленность сейчас выпускает более ста тысяч различных препаратов. Однако, оценивая развитие лекарственной ‘терапии, польский профессор Т. Келановский совершенно резонно замечает, как некоторые периодические успехи и достижения в этой области становились со временем если не бедствием, то, по крайней мере, причиной многих хлопот и врачей и больных. Кортизон, например, по его лечебной мощи некоторые врачи сравнивают с алмазом, но с
алмазом мутным изза темных пятен нежелательных побочных действий, часто тяжелых. Достаточно забот причинило врачам в последние годы и побочное действие некоторых антибиотиков: появилась опасность нарушения равновесия между различными микроорганизмами, с которыми человек сталкивается в течение жизни. Известный французский хирург Лериш говорил, что широкое применение обезболивающих и болеутоляющих средств постепенно отучило людей бороться с болью силами самого организма. В результате нервная систе . ма стала чувствительней и реактивней.
В мировой медицинской печати иногда даже ставится вопрос: всегда ли необходимо прибегать к помощи лекарств? В конечном итоге, может быть, более полезно предоставить организму бороться с некоторыми заболеваниями без лекарственной помощи? Очевидно, мы вправе утверждать, что принцип в первую очередь не по, вредить больному никогда еще не был в такой опасности, как теперь. Первоначальный успех может легко превратиться в поражение. Все это заставляет серьезно задуматься о необходимости четких объективных критериев в оценке нового.
Успех в медицине может быть различным. Разумеется, здесь нет речи о шарлатанском успехе, достигнутом с помощью обмана, хотя иногда в результате внушения и слепой веры больного он может привести к облегчению, а в редких случаях даже к выздоровлению. Иногда и больного и врача могут ввести в заблуждение мода и реклама, но кажущийся успех быстро проходит, оставив после себя лишь горечь и недоумение. Сплошь и рядом мы встречаемся со случаями, когда новое лечебное средство в руках создавшего его врача оказывается достаточно эффективным, а когда его начинают применять другие, перестает действовать. в большинстве случаев это не обман и даже не самовнушение. Частая причина этого — эмоциональный контакт между врачом и больным, веря в свою идею, энтузиаст относится к больному с особым доброжелательством, заботливостью, что не может не вызвать
соответствующего отношения и со стороны больного. Именно поэтому здесь нужны строгие, точные и максимально объективные критерии оценки. Но откуда почерпнуть их, если своеобразный субъективизм в самом характере врачебной деятельности?
Выход, очевидно, все же имеется. Он в использовании методов математической статистики в широких эписемиологических и клинических исследованиях, вплоть до международного масштаба. Только таким путем можно получить ответ на вопрос, имеем ли мы в данном случае подлинное достижение науки. Но для этого необходим ряд условий — разработка единых биометрических критериев, строгий унифицированный учет и стандартизация методов исследования, достаточно мощная вычислительная техника. Эти задачи стоят сегодня на повестке дня.
В заключение хочется сказать, что наше время — время научнотехнического прогресса — предъявляет особо повышенные требования к профессиональному облику ученого и врача, заставляет постоянно и серьезно думать над тем, все ли мы учитываем при подготовке будущего специалиста. Особое внимание здесь следует уделять оценке и формированию моральных качеств. Никогда еще столь ответственным не было вручение человеку права решать вопросы жизни и здоровья других людей.
Врач, который со временем становится безучастным к страданиям больных, превращается не только в плохого врача, но и становится малополезным научным работником. Порою он даже опасен для больного. Но не менее опасен и тот, кто, искренне переживая страдания и заботы больного, теряет при этом трезвость ума и объективность и вместо решительных действий только в растерянности разводит руками. Врачебная деятельность требует гармонического сочетания глубокой эмоциональности и максимальной объективности.
Теперь уже совершенно очевидно, что конкурсные экзамены при поступлении в вуз — недостаточный критерий отбора будущих специалистов. В применении к медицинскому вузу
это очевидно вдвойне. Для уточнения профессиональной пригодности необходимо шире применять психологические тесты. При этом очень важно разработать такой универсальный тест (за основу можно принять, например, созданный в Ленинградском психоневрологическом институте имени В. М. Бехтерева), который годился бы для отбора во все медицинские вузы страны. Лишь в сочетании с такими тестами конкурсные экзамены позволят отбирать людей, которые сумеют не только овладеть необходимой суммой знаний и навыков, но и применить их практически, и главное — будут хотеть применять их на практике с максимальной пользой. В руках врача и ученогомедика сегодня большая сила, завтра она будет еще больше, и мы должны быть уверены, что эта сила, что все растущие возможности медицины безраздельно будут отданы на благо людям.
И ЗДЕСЬКИБЕРНЕТИКА
Еще И. Павлов писал о том, что жизнь есть длинный ряд все усложняющихся до высочайшей степени уравновешиваний с внешней средой. Придет время, пусть отдаленное, мечтал он, когда математический анализ, опираясь на естественнонаучный, охватит величайшими формулами уравнений все эти уравновешивания, включая в них наконец и самого себя.
В этом замечательном предвиденииесть лишь одна неточность: время это не отдаленное, оно уже наступает. Достаточно сказать, что в народнохозяйственном плане Украины на 1971—1975 годы усовершенствование методологии применения электронновычислительной техники в изучении сердечнососудистой патологии названо одной из главных задач медицины.
Чтобы установить диагноз, решить вопрос о прогнозе заболевания, назначить необходимое лечение, врач должен переработать и правильно оценить огромный поток информации — данные опроса, клинического обследования, инструментальных и лабораторных наблюдений и т. д. Поток этот как снежный ком нарастает с каждым годом. В течение короткой человеческой жизни врач не успеваетнаучиться оценивать все сложнейшие взаимосвязи между элементами. Между тем, по существу, это классическая задача кибернетики. Уже сегодня многие такие взаимосвязи можно описать (конечно, пока в несколько упрощенном виде) языком математики. Л это позволяет использовать для установления диагнозов, назначения лечебных мероприятий электронновычислительные машины.
Опыт работы институтов, руководимых Б. Петровским, А. 'Вишневским, 3. Янушкевичусом, И. Амосовым, а также Саратовского мединститута свидетельствует, как многого Можно достигнуть на этом пути. Однако нереально считать, что в ближайшем будущем все лечебные учреждения удастся оснастить такой аппаратурой. Поэтому в ряде случаев электронновычислительные машины целесообразно использовать лишь для первичной обработки массива информации о заболеваниях, для уточнения связей между п'дознакамй, определения удельного веса того или иного
признака во всей системе данных. Именно таким путем сотрудникам кафедры диагностики внутренних болезней Саратовского мединститута в содружестве с математиками удалось вывести уравнения, с помощью которых можно установить тяжесть инфаркта миокарда и прогноз лечения для этого заболевания. Разработана также методика выявления молодых практически здоровых людей, которым в будущем угрожает атеросклероз. Удалось математически описать диагностику ряда близких по клинической картине заболеваний. Например, разработана математическая диагностика аппендицита.
Кибернетика — это наука об управлении. Ее можно применить для управления процессом лечения больного, хотя в этой области пока проводятся лишь первые исследования. Существует своеобразная зависимость: чем
эффективнее лечебный препарат, тем точнее должна быть его индивидуальная дозировка. Меньшая доза неэффективна, большая — вредна. Как же проплыть между Сциллой и Харибдой и установить необходимую для данного больного дозу лекарственного препарата? Проведенные исследования показали, что большую пользу здесь может принести математическая теория автоматического регулирования. Она может подсказать, как «на ходу» менять дозировки лекарств, например антикоагулянтов, чтобы поддерживать на нужном уровне свертывающую способность крови.
Болезни сердца и сосудов сегодня одна из основных проблем медицины. Борьба с инфарктом миокарда, приступом острой коронарной недостаточности, аритмией часто бывает эффективной лишь в том случае, если быстро, в кратчайший срок проводятся необходимые лечебные мероприятия.

скачать софт Заглянув один раз, вы обязательно бесплатные программы скачаете для пк с лучшего сайта последние хорошие фильмы смотреть онлайн на кинопортале или ещё можно dle шаблоны бесплатные бесплатые на лучшем сайте.
Загрузка...