ИНТЕРЕСНОЕ
Загрузка...
 

Опрос

Какой актер лучше?


 
 

Протекают у них не так, как у молодых

протекают у них не так, как у молодых. Следовательно, и тактика врача при назначении лечебных мер должна иметь свою специфику.
Кстати, именно эти обстоятельства послужили предпосылкой для возникновения и развития специальной науки о старении человека — геронтологии, нового широкого социальномедицинского направления. Медицинская геронтология тесно связана с гериатрией — отраслью практической медицины, в задачи которой входят предупреждение и лечение заболеваний у людей пожилого и старческого возраста.
Наука эта молодая, у ее колыбели стояли ученые нашей страны — И. Мечников, С. Боткин, И. Павлов, А. Богомолец, А. Нагорный, Н. Стражеско. Более десяти лет назад Академией медицинских наук Украины был создан Институт геронтологии, который сейчас представляет собой одно из наиболее крупных научноисследовательских учреждений такого профиля не только в Европе, но и в мире. Здесь всесторонне разрабатываются различные стороны клинической, теоретической, экспериментальной и социальногигиенической проблем геронтологии, а также актуальные аспекты гериатрии. В тесном содружестве с клиницистами работают специалисты в области физиологии, патофизиологии, биохимии, фармакологии, иммунологии', морфологии, генетики. На базе этого института открыта первая в стране кафедра геронтологии, которая готовит вр'ачейгериатров.
Достижения отечественной геронтологии в изучении интимных механизмов старения на молекулярном, клеточном, органном, системном уровнях, а также при наблюдениях на целостном организме общепризнаны и широко известны в нашей стране и за
рубежом. На их основе удалось продвинуться вперёд при решении многих теоретических вопросов геронтологии, разработать ряд практических рекомендаций по диагностике, профилактике и лечению людей пожилого и старческого возраста, способствовать долгожительству. Путей к этому немало. Одни из них достаточно просты и хорошо известны, хотя, к сожалению, далеко не всеми используются в полной мере. К ним относятся организация рациональных условий жизни, труда, активный отдых, обязательное соблюдение правил гигиены, диеты, физическое закаливание организма. Другой важный и реальный путь — лекарственное воздействие на организм.
Видовая, генетически обусловленная продолжительность жизни человека составляет не менее 90—120 лет. У тех долгожителей, которые сохранили хорошее здоровье и работоспособность в этих возрастных пределах, можно считать, что старение протекает по физиологическому типу. Такой тип старения и должен стать нормой. Помочь делу могут лекарственные препараты для профилактики и лечения преждевременного старения, под которым понимается одряхление организма или отдельных его систем на 5—6 десятилетий раньше, чем следовало бы.
Создание гериатрических препаратов требует больших затрат и многолетних усилий. Чтобы определить, оказывает ли тот или иной препарат благоприятное действие на организм и ослабляет ли темп старения, необходимо сначала испытать его на большом количестве экспериментальных животных. Такие опыты длятся годами. Тем более что эксперименты протекают пока что в условиях своего рода теоретической неопределенности.

Дело в том, что к настоящему времени ученые выдвинули уже более 300 теорий и гипотез, пытающихся объяснить природу и механизм старения с различных позиций. Понятно, что число таких предположений обратно пропорционально ясности проблемы. Вот почему на современном уровне знаний еще нет достаточных оснований ставить вопрос о немедленном создании специфических средств воз
действия на процессы старения вообг ще. Однако искать средства неспецифической профилактики и лечения преждевременного старения можно и нужно. Опыт Института геронтологии свидетельствует о том, что здесь мы можем добиться реальных успехов. *
Новейшие исследования показали, что в силу различных причин при старении в тканях и органах людей и жи

вотных значительно уменьшается количество витаминов, многих аминокислот и минеральных веществ, чрезвычайно важных для нормального протекания разнообразных биохимических процессов. Хронический же недостаток их сопровождается нарушениями в обмене веществ, деятельности внутренних органов и регуляторных систем организма. Дефицит витаминов, незаменимых аминокислот и микроэлементов уменьшает энергетические ресурсы протоплазмы клеток, интенсивность каталитических реакций, что отрицательно сказывается на биосинтезе белков, ферментов, гормонов, нуклеиновых и жирных кислот, передатчиков нервного возбуждения (медиаторов) и т. д. В итоге ослабляются защитные силы организма, его приспособительные и компенсаторные возможности, снижаются активность, выносливость, работоспособность, складывается благоприятный фон~для возникновения заболеваний, присущих старческому возрасту (атеросклероз, гипертоническая болезнь, диабет).
Отсюда вывод: для того чтобы оказать противодействие преждевременному старению, необходимо прежде всего устранить его первопричину — хроническую нехватку витаминов, незаменимых аминокислот, микро и макроэлементов. Это даст возможность нормализовать обменные процессы и функции регуляторных систем, поднять защитные силы, активизировать деятельность внутренних органов и приспособительных механизмов организма.
В нашей стране уже созданы препараты, включающие 10—12 витаминов, аминокислоты и минеральные вещества. Это декамевит (вигерин) и геротон. Они успешно прошли испытания в клинических отделениях Инсти
тута геронтологии АМН Украины и в других лечебных учреждениях. Декамевит уже рекомендован к применению в широкой медицинской практике и продается через аптечную сеть. Делается все для того, чтобы геротон был в продаже в ближайшее время.
Благоприятное действие этих лекарственных средств сказывается прежде всего в нормализации измененных при старении обменных процессов. Под влиянием препаратов происходит насыщение организма витаминами, улучшаются показатели белкового, минерального, углеводного обмена, активности ферментов, окислительновосстановительных и других биохимических процессов. Усиливаются функции центральной нервной, эндокринной, выделительной систем, активизируется обезвреживающая функция печени, значительно усиливается сократительная способность миокарда. Повышается выносливость организма к перенапряжениям и интоксикациям.
Объединенными усилиями сотрудников лаборатории экспериментальной терапии Института геронтологии АМН Украины, Украинского научноисследовательского института мясной и молочной промышленности, кафедры технологии лекарственных форм Витебского медицинского института недавно получены новые комплексные соединения из природного сырья. Они содержат четыре группы физиологически активных веществ: свободные аминокислоты; нуклеиновые кислоты; жиро и водорастворимые витамины; минеральные вещества. Предварительные экспериментальные исследования показали, что новые препараты должны быть более эффективными, чем ранее созданные.
Изучение гериатрических препаратов обогатило теоретическую медицину. Ученые стали располагать факта

ми, свидетельствующими, что на изменения обмена веществ и функций внутренних органов, компенсаторных приспособительных механизмов и процессов регуляции, возникающих при преждевременном * старении, можно воздействовать. Следовательно, важно всемерно расширять исследования в этой области. Сейчас же фронт научных работ пока явно недостаточен.

Надежность жизни
«Я достиг берега!» — воскликнул Ален Бомбар...
Да, достиг. И выжил. Несмотря на далеко не исключительное здоровье: он трижды болел желтухой, на нем тяжело отозвалось длительное голодание в войну.
В 1952 году на резиновой надувной лодке Бомбар пересек Атлантический океан. Он плыл шестьдесят пять суток. Он похудел на двадцать пять килограммов. У него . выпали ногти и ослабло зрение. Он лишился половины эритроцитов, а содержание гемоглобина упало до критической черты. Так по очереди разрушались элементы и подсистемы организма. Но, перестраиваясь, организм продолжал бороться и жить.
Ален Бомбар был врачом портового госпиталя. По долгу службы ему не раз приходилось свидетельствовать смерть людей, оказавшихся в результате кораблекрушения в открытом море. И однажды он задал себе вопрос:
почему эти люди гибнут так быстро? От голода? От жажды? Или быстрее всего их убивало отчаяние? Ответ могла дать только практика. И Бомбар поставил эксперимент. В традициях героической медицины — на самом себе. В книге «За бортом по своей воле», написанной после возвращения во Францию, Бомбар писал:
«Меня давно уже интересовал вопрос: как долго может противостоять человек всевозможным лишениям, какой предел выносливости человеческого организма? И я пришел к убеждению, что в отдельных случаях человек может перешагнуть через все нормы, обусловленные физиологией, и всетаки остаться в живых».
...18 апреля 1958 года в Брюсселе при огромном стечении народа состоялось торжественное открытие Всемирной выставки. В столицу Бельгии прибывали все новые партии деловых людей и туристов. Все было готово к их приему. Вплоть до электронной вычислительной машины, в памяти которой хранились адреса гостиниц со свободными номерами; эти сведения уточнялись по мере вселения очередных постояльцев.
Все шло прекрасно, и к вечеру в городе... поднялась паника. Несколько вышедших из строя узлов вынудили электронный мозг путаться и давать неправильные ответы. Технические неполадки удалось ликвидировать только к утру: пятьдесят тысяч гостей всю ночь слонялись по улицам в поисках ночлега...
Электронные вычислительные машины позволили человеку штурмовать микромир, проникнуть в тайны атомного ядра и ядра живой клетки, осваивать космос. Электронные вычислительные машины удесятерили могущество человека. Но у всей этой грандиозной техники была своя ахиллесова пята: поразительно малая в
сравнении с возможностями — надежность. Она выросла в первостепенную проблему научнотехнической революции.
Инженеры XX века обратили свои ищущие взоры к живой природе. Стремление познать секреты ее технического творчества, принципы созданных ею сверхнадежных конструкций стали характерной приметой современной науки.
Далекие прапрапредки человека вышли (точнее — выползли) на земную твердь миллиарды лет назад. Но до сих пор в каждом из нас плещется праокеан. Этот праокеан — кровь (и межтканевая жидкость).
В ней купается и благодаря тому живет каждая клеточка нашего тела. Приливы и отливы крови позволяют ей дышать, питаться, выбрасывать от^ ходы обмена веществ и только потому исправно выполнять необходимые для организма функции.
Верность праокеану — залог жизни: организм хранит и бережно передает его по наследству. Тысячи противоположных по направленности превращений — реакций обмена веществ — совершаются ежесекундно в наших клетках, тысячи отклонений от оптимальной, когдато «вычисленной» средней линии — нормы — грозят нарушить постоянство внутренней среды. Но пока мы ходим по земле, маятник жизни, сколь далеко ни отклонялся бы он от средней линии, неминуемо к ней же и возвращается. К норме — праокеану.
Но самая реальная опасность для жизни — потеря крови. Что стоит порвать нежную оболочку нашего тела? Такое неоднократно случается с каждым из нас. Но мыто не истекаем кровью от любой раны. Почему?
За миллионы лет эволюции, жесто
чайшей борьбы за существование, за выживание были отработаны чуткие и быстродействующие механизмы предупреждения любой опасности, угрожающей жизни. Один из них — свертывающая (коагулирующая) система крови. На нее возложена обязанность образовать сгусток, заткнуть им отверстиерану и остановить кровотечение.
Чтобы образовать сгусток (а в иных случаях, напротив, растворить или, еще лучше, предотвратить сгущение), в единый процесс одновременно и последовательно включаются десятки и сотни узлов (химических соединений) системы. Мы даже предположить не можем, сколько таких узловсоединений было опробовано (от скольких пришлось отказаться) за миллионы лет уникального эволюционного эксперимента, прежде чем была создана та идеальная система, которой мы пользуемся ныне.
Только ныне вся эволюция человека спрессована в девять тугих месяцев индивидуального внутриутробного развития. В *тот же срок, поделенный на этапынедели, формируется и свертывающая система крови.
Многолетние исследования ученых показали, что отдельные узлы системы завязываются и начинают действовать уже на первых неделях внутриутробного развития. Весьма важные результаты были получены в Научноиссл^додательском институте физиологии детей и подростков Академии педагогических наук Украины, в лаборатории, руководимой директором института академиком АПН Украины А. Маркосяном. Здесь, в частности, установили, что фибриноген, предшественник фибрина, из нитей которого строится жесткий каркас сгустка, заявляет о себе на 17—20й неделе. Несколько позже, на 23—24й неделе, с
задачей прямо противоположной — препятствовать свертыванию — образуется самый мощный антикоагулянт — гепарин.
Иными словами, система оказывается готовой исполнить свое предначертание уже на полпути к самостоятельной жизни организма. На седьмой день после рождения ребенка сгустки крови образуются с такой же скоростью, как и у взрослого человека.
Но что за жизнь под дамокловым мечом постоянной опасности? Нельзя уверенно планировать будущее, зная, что запас прочности рассчитан исключительно на безоблачные времена, а чуть что случись — катастрофа неминуема.
В лаборатории природы было предусмотрено и это. С первых же после рождения дней концентрация веществ, обеспечивающих коагуляцию, начинает неуклонно нарастать и ко второму году жизни достигает потолка, который не снижается, как правило, до 50—60 лет, а то и дольше.
Высота потолка — гарантия прочности. Вот, скажем, тромбин, еще один непременный строитель сгустка. Подсчитано: в десяти миллилитрах крови растворено такое его количество, которого с лихвой хватило бы для свертывания всего нашего праокеана. А запасы тромбина к тому же постоянно восполняются до нормы.
Однако не расточительна ли подобная щедрость? Разумна ли? Зачем нам эти бездонные хранилища, если даже с самой грозной опасностью организм справляется (если справляется), мобилизуя далеко не все свои резервы?
Но нет расточительности — есть целесообразность. Природа экономна и не разбрасывает свой, пусть даже гигантский, потенциал просто так, ради демонстрации могущества.
Среди других клеток в крови цирку
лируют и так называемые тромбоциты, или пластинки. Прежде считалось, что они участвуют исключительно в коагуляции. Теперь установлено, что это не так.
В Институте физиологии детей и подростков провели спектральный анализ. Он показал, что пластинкам свойственны линии поглощения, характерные... для дыхательных ферментов. В дальнейших исследованиях у тром
боцитов обнаружили два из трех «приемников» кислорода — медь и железо. Те, что помогают в переносе кислорода эритроцитам.
Так была выявлена вторая функция пластинок. Они побуждают дыхательные ферменты активнее усваивать кислород. Больше того, они сами могут участвовать (точно эритроциты) в транспорте кислорода. В то же время работами советских и американских
ученых была установлена вторая функция и у эритроцитов. Они обладают способностью свертывать кровь.
Вот она, экономичность природы. Надежность жизни предопределена не столько избыточностью резервов, но еще взаимозаменяемостью, возможностью дублирования, полифункциональностью элементов различных систем, в том чйсле крови. Тромбоциты в случае необходимости бросаются выполнять дыхательные функции эритроцитов, а те, в свою очередь, могут оказать помощь в образовании сгустка.
И этого мало. В процессе развития индивидуума четко проявляется закон, согласно которому на каждом этапе основное внимание организм уделяет наиболее важному звену.
Гепарин — единый во многих лицах элемент коагулирующей системы крови. Он самый мощный антикоагулянт. Он способен предупреждать воспаление. Он повышает устойчивость к кислородному голоданию. Поддерживает нормальную проницаемость сосудистой стенки. Усиливает сопротивляемость к инфекции.
Важен гепарин? Еще как. И потому в крови эмбриона, успевшего накопить всего 30—60 процентов будущей нормы всех про и антикоагулянтов, гепарина на 23—24й неделе внутриутробного развития содержится почти столько же, сколько во взрослом организме. А еще через месяц это количество удваивается, намного перекрывая всякие, казалось бы, разумные пределы.
Но — целесообразно. Следовательно, необходимо.
Разумеется, высочайшую надежность демонстрирует не только коагулирующая система крови.
Математики подсчитали, что мозг человека обеспечен десятикратной из
быточностью информационной емкости. В яичниках эмбриона заложено до 200 тысяч первичных фолликулов, а созревает их у женщины не более 600. Организм защищен трехкратной избыточностью почечной ткани. Бедренная кость выдерживает растяжение в 1500 килограммов, а большеберцовая не ломается под грузом и в 1650 килограммов, в тридцать раз превышающим обычную нагрузку.
Организм нуждается прежде всего в кислороде: известно, что без него мозг погибает уже через несколько минут. Необходимый уровень газообмена обеспечивает семь процентов дыхательной поверхности легких. В покое нам требуется 350 миллилитров кислорода в минуту. Для его перехода из вдыхаемого воздуха в кровь разность между давлением газа в воздухе и его напряжением в крови должна составлять полторадва миллиметра. В нашем организме она равна 70 миллиметрам! Иными словами, даже в покое мы можем получать в минуту свыше 17 тысяч миллилитров кислорода, тогда как даже во время интенсивной мышечной деятельности вполне обходимся пятью тысячами.
И еще две цифры. Стенка сонной артерии, по которой кровь отправляется в мозг, «рассчитана» на 20 атмосфер. Но даже у больного гипертонией давление в этом участке сосудистой системы редко превышает треть атмосферы!..
Надо ли говорить, сколь надежно наше сердце. Один пример. Уже на первом году жизни в момент наивысшего напряжения (скажем, при крике) частота сердцебиений без опасных для жизни последствий может достигать 180—200 ударов в минуту. Это почти предел, превзойти который способно сердце лишь исключительно тренированного спортсмена. Но у годовалого
ребенка очень высокая и нижняя граница сердечных сокращений в покое. Диапазон возможных колебаний невелик, а чем он уже, тем ниже надежность.
С возрастом этот диапазон расширяется без специальных усилий со стороны организма. Правда, верхняя граница поднимается незначительно, зато нижняя опускается весьма резко. Результат? Повышение надежности. А об истинных (хотя все равно неполных) ее пределах можно судить по «рекордсменам». Известно, что «насосы» тренированных людей в обычных условиях могут перекачивать необходимые организму количества крови за 32 сокращения, «умея» в случае необходимости мгновенно достичь скорости, равной 280 ударам в минуту, а затем столь же быстро вернуться к своему обычному ритму.
А теперь можно подвести некоторые итоги. Эволюция одарила человека поистине неисчерпаемыми резервами надежности организма. Его прочность обеспечена избыточностью элементов всех его систем и подсистем, их взаимозаменяемостью и взаимодействием, способностью быстро возвращаться к состоянию относительного постоянства.
Но почему тогда человек смертен? Почему дряхлеет? Почему отступает перед натиском возбудителей различных болезней, будь то грипп, рак или атеросклероз?
Однозначного ответа на эти вопросы быть не может. Эволюция шла по многим направлениям. Совершенствовался организм человека. Но не собирались сдаваться и его многочисленные внешние и внутренние враги. Не говоря уже о том, что в интересах вида смена поколений, вероятно, запрограммирована в матрицах наследственности так же, как и прочность
живой системы. И потому, хотя болезни продолжают угрожать человеку, пределы его физиологической надежности еще очень и очень далеки. Задача, следовательно, состоит в том, чтобы научиться черпать из безвозмездно подаренной нам кладовой.
Норма здоровья не однолика. Все ее варианты предвидеть невозможно. Поэтому добиваться максимальной надежности можно лишь, если заполучить ключи к ее механизмам.*
Накопленные факты стали фундаментом концепции надежности биологической системы, выдвинутой А. Мар % косяном, о которой и рассказывается. Следующий этап — проникновение в механизмы, ее обеспечивающие.
С тем чтобы научиться ими управлять. Такова задача современной науки. Таковы планы единственного в мире Института физиологии детей и подростков АПН Украины.
Проявления надежности многообразны, как сама жизнь. Можно сохранить право на существование, вмерзая в лед. Можно переждать трудные времена, залегая на зимнюю спячку. Жить исключительно ради того, чтобы выжить. Любой ценой, в том числе полнейшим отказом от активной жизни. В конце концов, разве это не основная биологическая цель: плодиться и размножаться?..
Но история человечества — летопись побед человекаборца, идущего вперед во имя высших целей. Он боролся не за существование — за жизнь. Он мог быть слабым физически. Но неукротимая воля, живущая и в тщедушном теле, удесятеряла силы.
И еще вера, возможно, поначалу неосознанная, что человек может все. Если очень сильно захочет и никогда, ни разу, ни перед чем не отступит. Побеждает тот, кто не сдается.

скачать софт Заглянув один раз, вы обязательно бесплатные программы скачаете для пк с лучшего сайта последние хорошие фильмы смотреть онлайн на кинопортале или ещё можно dle шаблоны бесплатные бесплатые на лучшем сайте.
Загрузка...